воскресенье, 13 марта 2016 г.

Мандрагора туркменская

Сонное зелье, адамова голова, мужской корень, трава-получеловек – все эти причудливые названия в разные времена получало от врачевателей и знахарей одно из самых загадочных растений, принадлежащих к лекарственной флоре. 

Мандрагора (Mandragora) – так называется этот род травянистого растения семейства пасленовых. Ее разновидности представляют собой многолетние бесстебельные или с очень коротким стеблем травы. Толстый, иногда напоминающий человеческую фигуру, корень – сосредоточение сильнейших алкалоидов. Неумелые попытки использования корня как лечебно-стимулирующего препарата могут привести к сильнейшему отравлению со смертельным исходом. В то же время с древнейших времен мандрагора эффективно использовалась в медицине. Об этом свидетельствуют как многочисленные упоминания о чудодейственном корне в старинных медицинских трактатах, так и ссылки на лечебное растение, находимые и в Библии, и у Гомера, и у Шекспира.




Об удивительных свойствах растения, корень которого был обнаружен даже в гробнице фараона Тутанхамона, писали Пифагор и Плиний, Дискорид и Авиценна. Из известных наук пяти-шести видов мандрагоры, произрастающих в Средиземноморье, Гималаях, Передней и Средней Азии самым малоизученным пока остается вид Mandragora turcomanica (мандрагора туркменская). Само растение, называемое в народе «сельмелек», в лечебных целях использовалось туркменами, жившими долине реки Сумбар, с древнейших времен. До наших дней дошла народная пословица: дай плоды сельмелека тому, кому желаешь добра. Однако научное описание и систематизацию мандрагора туркменская получила только в середине прошлого века. 

Впервые мандрагору обнаружила и описала в тридцатых годах прошлого столетия тогда еще никому не известная лаборантка Ольга Мизгирева. Новому виду растения присвоили имя его первооткрывателя. С тех пор во всех ботанических словарях, справочниках и атласах растений туркменская мандрагора называется не иначе, как mandragora turcomanico O.Mizigir.




Загадочное растение сыграло мистическую роль в судьбе самой Ольги Мизиревой. Ботаника была параллельным увлечением фантастически одаренного живописца первой волны туркменской школы живописи. До нашего времени дошли только пять полотен художницы Ольги Мизгиревой, которые сегодня бережно хранятся в Национальном музее живописи. Однако и эти немногочисленные работы поражают необычайной насыщенностью колорита, свежестью взгляда на мир. Работ осталось мало, поскольку там, где родился ученый-исследователь, погиб живописец. Увлекшись изучением мандрагоры и написав кандидатскую диссертацию на тему «Мандрагора туркменская, ее биология и возможности введения в культуру», Ольга Мизгирева до конца жизни поселилась в Сумбарской долине и навсегда отложила в сторону краски и кисти. С приезжавшими к ней журналистами она готова была часами говорить о мандрагоре и категорически отказывалась вспоминать о своем прошлом даровитого живописца.

Сегодня туркменские ученые продолжают изучать чудодейственные свойства растения и даже нашли способы его культурного возделывания. Однако мандрагора пока не торопится полностью открывать человеку все свои удивительные тайны. 

На изображениях дошедшие до нас работы художницы, ну а подробности о мандрагоре как всегда в статьях у нас на сайте

Комментариев нет:

Отправить комментарий